Наука как социальный институт

Курсовая работа

Вопрос о соотношении философии и науки важен для более глубокого понимания смысла и цели философии.

В наши дни наука пронизывает все сферы деятельности человека. он стал мощным фактором достижений человечества в самых разных областях. Однако очевидно, что так было не всегда. Человечеству потребовалось много времени, чтобы перейти от донаучных форм знания к научным.

Философия обобщает достижения науки, опирается на них. Игнорирование научных достижений привело бы ее к бессодержательности. Философия рассматривает факты развития науки в более широком контексте культурного и социального развития.

Не только философии нужна наука, но наука также нуждается в философии для решения стоящих перед ней проблем. Один из величайших ученых ХХ в. А. Эйнштейн писал: «В наше время физик вынужден заниматься философскими проблемами в гораздо большей степени, чем физики предыдущих поколений. К этому физиков вынуждают трудности их собственной науки».[6]

Социальная философия — это философские концепции общества. Социальная философия входит в число наук, изучающих общество в различных аспектах и ​​проявлениях. Это вопросы более общего характера, касающиеся общественной жизни. Главный из них — вопрос о значении общественных институтов и общества в целом.[8]

Основная форма человеческого познания — наука сегодня становится все более значимым и важным компонентом реальности, которая нас окружает и в которой мы должны как-то ориентироваться, жить и действовать.

Комплексный характер развития современной науки, выявление противоречий в развитии науки усиливают роль институциональных форм научного производства. В связи с этим становится важным рассматривать науку как особый социальный институт.

В процессе производства знания, его трансляции и т. д. люди вступают в определенные отношения совместной деятельности, возникает необходимость организации, управления, а следовательно, и сама деятельность управления в науке.

Рассмотрение науки как социального института необходимо для понимания социальной системы науки в единстве ее объективной и субъективной сторон. Это важно для объяснения законов, управляющих развитием науки.

Учитывая, что становление науки как социального института тесно связано с возникновением профессии ученого, я бы хотел рассмотреть такую ​​проблему, как социальная ответственность ученого. Это связано не только с ответственностью за научный характер результатов исследования, но и за характер их использования в обществе.

15 стр., 7294 слов

Отношения России и Запада в социогуманитарных науках XIX- нач. ...

... в античной науке и философии (Демокрит, Платон, Аристотель). Проблема соотношения физики и математики в теоретическом наследии Аристотеля. Формальная логика Аристотеля и развитие методов формализации в естествознании. Антропологические и социальные установки античной науки. ...

1. Социальная философия и социальная наука

К настоящему времени развит значительный комплекс наук, которые принято называть социальными. В современном мире роль и значение общественных наук общепризнанны. Кроме того, развитие социальных и научных знаний является характерной чертой наших дней. Его состоятельность не оспаривается. Однако в свое время потребовалась настоящая революция в научной мысли, чтобы знание общества было реализовано, причем как знание, удовлетворяющее требованиям научности. Этот переворот происходил начиная с XIII в. и завершился только в ХХ в., когда знание об обществе окончательно утвердилось в качестве научно правомерного.

Очевидно, что объективность нужна как в социальных, так и в естественных науках. Однако очевидно и то, что на деле достичь гораздо труднее. Столь же важна установка на интеллектуальную честность, которая со временем Р.Декарт определяет любое исследование, которое претендует на звание научного. Наконец, в социальных науках чрезвычайно важно выбрать правильный метод, чтобы избежать произвольных или намеренно желаемых выводов. На сегодняшний день многие из этих методов накоплены в арсенале научных социальных наук.

Вместе с тем из всего многообразия общественной жизни наука может целенаправленно выделять определенный аспект — экономический, политический, социальный, культурный и т.д. В этом случае выделяют определенную систему компаний и подсистем, ее составные части. В свою очередь, системный подход обычно дополняется структурно-функциональным. Методы социальной статистики также служат научным подходом к социальной реальности, позволяющим выявить и зафиксировать определенную закономерность проявлений общественной жизни в различных сферах.

Принимая во внимание вышеизложенное, можно сделать вывод, что социальные науки в современном мире представляют собой огромное количество разнообразных научных дисциплин, накопивших богатый опыт изучения социальных процессов. Возникает вопрос: каковы отношения между социальной философией и социальными науками? Ответ не включает несколько факторов. Во-первых, социальная философия стремится не только исследовать социальную жизнь в целом, но также раскрыть смысл существования социальных институтов и общества как такового. Во-вторых, в рамках социальной философии одной из важнейших является проблема отношения личности и общества, поставленная прежде всего в общем плане, т.е. в известной независимости от конкретных типов общественной организации. В-третьих, социальная философия задумывается над онтологическими основаниями общественной жизни, т.е. исследует условия, при которых общество сохраняет свою целостность, не рассыпается на изолированные части или на совокупность не связанных никакой общностью индивидов. В-четвертых, в контексте социальной философии понимается методология научного познания общественной жизни, обобщается опыт социальных наук. По этим параметрам философское знание об обществе отличается от самого научного знания.

2. Наука как социальный институт

Рассмотрим один из важнейших моментов субъективной стороны науки: ее социальный институт. Это необходимо для понимания всей социальной системы науки как единицы ее объективной и субъективной сторон. Обратимся прежде всего к рассмотрению основных определений социального института науки, встречающихся в литературе.

Американская социологическая литература, несмотря на ее разнообразные нюансы, характеризуется идеей социального института как системы социальных ролей или поведенческих стереотипов. Так, П. Хортов и Ч. Хант определяет институт как «организованную систему поведения», «организованную систему социальных отношений, включающую определенные общие ценности и процедуры, соответствующие основным потребностям общества». Об этом же пишет и Т. Парсонс.

21 стр., 10245 слов

Основы современного социального управления (2)

... социального управления. Органы управления часто вынуждены руководствоваться собственным прошлым опытом или традициями управления, сложившимися в организациях, которые являются недостаточными и часто несовершенными. Социальный менеджмент как наука ... с поставленной целью, можно эффективно управлять социальными процессами, социальным поведением. Итак, стимулы неразрывно связаны с целеполаганием, ...

С таких позиций и интерпретируется социальный институт науки. Видный американский социолог науки Н. Сторер считает, что «социология науки — это изучение моделей поведения, присущих ученым, факторов, влияющих на их поведение, и последствий их поведения для более крупных групп и обществ, к которым они принадлежат. Таким образом, наука мыслится как социальный институт, как комплекс шаблонов поведения и взаимоотношений, имеющий достаточную внутреннюю связь, чтобы позволить нам отграничить его от других сфер социального поведения»[2].

Таким образом, социальный институт — это «комплекс моделей поведения и отношений». Речь идет, следовательно, о функционировании специфической системы ролей в социальном институте науки, «участники которого коллективно занимаются расширением знаний и руководствуются в своей деятельности системой норм и ценностей, которые одновременно обеспечивают ценность их научного вклада и подкрепляют их мотивацию». Аналогичная точка зрения поддерживается и Р. Кениг, который понимает социальный институт как систему норм, регулирующих поведение человека.

Для Я. Щепанский социальный институт — это система институтов с формализованными ролями. Социальные институты, по его мнению, «являются системами учреждений, в которых определенные люди, избранные членами групп, получают полномочия выполнять определенные общественные и безличные функции для удовлетворения существующих индивидуальных и групповых потребностей индивидов и ради регулирования поведения других членов групп»[2].

В советской научной литературе термин «социальный институт» часто употребляется расплывчато и неоднозначно, что затрудняет дифференциацию различных способов использования этого понятия. Можно выделить два подхода к пониманию социального института. При первом подходе под социальным институтом понимают все научное производство со всеми его моментами, при другом — тот или иной момент научного производства (разные авторы называют этим термином разные моменты научного производства).

Рассмотрим несколько наиболее типичных и существенных точек зрения.

2.1 Социальный институт науки как научное производство

Это представление о социальном институте науки особенно характерно для ростовских философов. Так, М.М. Карпов, М.К. Петров, А.В. Потемкин исходит из того, что «выяснение внутренней структуры науки как социального института, выделение тех кирпичей, которые составляют храм науки, изучение законов коммуникации и существования ее структурных элементов — теперь тема дня». В качестве «кирпичиков» рассматриваются важнейшие аспекты научного производства, начиная с обсуждения проблемы происхождения науки и заканчивая особенностями современных требований к системе подготовки научных кадров.

И.М. Орешников склонен отождествлять понятие «социальный институт» с понятием «научное производство». По его мнению, «общественные науки — это социальный институт, назначением которого является познание законов и явлений социальной действительности (производство социально-экономических и политических знаний), распространение этих знаний среди членов общества, ведение борьбы с буржуазной идеологией и любыми ее проявлениями, воспроизводство научных и научно-педагогических кадров, необходимых для развития самой науки и для потребностей социальной жизни». Однако мы говорим здесь, по сути, об институциональном исследовании научного производства, а не о социальном институте науки. Весьма близкую позицию занимает А.В. Ужогов, для которого социальный институт — это научное производство («производство идей»).

4 стр., 1637 слов

Институт профессиональных аудиторов

... к ИПАР не только московские аудиторские организации, но и Территориальные Институты Профессиональных Аудиторов городах России: Екатеринбург, Краснодар, Новосибирск, Пермь, Самара, Санкт-Петербург, Тюмень, ... деятельности в РФ (аудиторы); физические лица, имеющие аттестат профессионального бухгалтера; юридические лица, специализирующиеся в области бухгалтерского учета и сопутствующих аудиту услуг; ...

Для всех процитированных исследователей термин «социальный институт» не носит специализированного характера, а, напротив, одновременно заменяет несколько категорий исторического материализма и абстракции системного метода. Это главный недостаток использования термина «социальный институт» как синонима научного производства.

2.2 Социальный институт науки как система учреждений

именно такое понимание социального института представляется наиболее продуктивным. В этом значении данный термин употребляет В.А. Конев. Так понятие социального института (через понятие социального управления) включается в систему категорий исторического материализма. К аналогичному выводу приходит, по-видимому, и В.Ж. Келле. Говоря о «социальном институте», «системе организации науки», он называет их институтами.

Социальный институт — это функционально единая система институтов, организующая ту или иную систему социального управления, контроля и надзора. Социальный институт науки — это система институтов, которая организует и обслуживает производство и передачу научных знаний, а также воспроизводство научных кадров и обмен деятельностью между наукой и другими отраслями общественного производства. Социальный институт науки в данном случае представляет собой социальную форму существования управленческих отношений в научном производстве.

В процессе производства научных знаний, их трансляции и разнообразного практического использования участники научного производства вступают в отношения общей деятельности, требующие организационного принципа.

Научное учреждение, как и всякое другое учреждение, характеризуется прежде всего наличием постоянного и оплачиваемого штата (не путать с ассоциацией, группой, коллективом) со свойственным ему разделением функций и служебной иерархией, а также определенным правовым статусом. (Большой знаток этого дела, Остап Бендер, создавая свою контору «Рога и копыта», учел, между прочим, в первую очередь именно эти обстоятельства — создав штат и повесив вывеску, он организовал тем самым учреждение.)

По мере профессионализации научной деятельности организационные формы науки приобретают экономическое и идеологическое содержание, трансформируются в разветвленную систему институтов, которую мы называем социальным институтом науки.

3. Наука как социальный институт

философия наука социальный ученый

Оформление науки в качестве социального института произошло в 17 — начале 18 вв., когда в Европе были образованы первые научные общества и академии и началось издание научных журналов. До этого сохранение и воспроизводство науки как независимого социального образования осуществлялось в основном неформально — через традиции, передаваемые через книги, обучение, переписку и личное общение ученых.

4 стр., 1975 слов

Предмет общей теории социального управления

... организационных, психологических отношений, когда речь идет о мотивации управленческой деятельности . Другие изучают социальное управление как государственное (политическое) управление , затрагивая только некоторые законы и принципы социального управления как самостоятельной отрасли научного знания. ...

До конца 19 в. наука оставалась «малой», занимая в своей сфере относительно небольшое число людей. На рубеже 19 и 20 вв. возникает новый способ организации науки — крупные научные институты и лаборатории, с мощной технической базой, что приближает научную деятельность к формам современного индустриального труда. Тем самым происходит превращение «малой» науки в «большую». Наука включает 15 тыс. дисциплин и несколько сот тысяч научных журналов. 20 в. называют веком современной науки. Новые источники энергии и информационные технологии — перспективные направления современной науки. Тенденции интернационализации науки растут, и сама наука становится предметом сложного междисциплинарного анализа. Не только наука о науке, философия науки, но и социология, психология, история начинают ее изучать. Современная наука все больше связана со всеми без исключения социальными институтами, пронизывая не только промышленное и сельскохозяйственное производство, но также политическую, административную и военную сферы. В свою очередь, наука как социальный институт становится важнейшим фактором социально-экономического потенциала, требует увеличения затрат, в результате чего политика в области науки превращается в одну из основных сфер социального управления.

С разделением мира на два лагеря после Великой Октябрьской социалистической революции наука как социальный институт стала развиваться в принципиально разных социальных условиях. При капитализме, в условиях антагонистических общественных отношений, научные результаты широко используются монополиями для получения сверхприбылей, усиления эксплуатации рабочих и милитаризации экономики. При социализме развитие науки планируется в общенациональном масштабе в интересах всего народа. Плановое развитие экономики и трансформация общественных отношений происходят на научной основе, благодаря чему наука играет решающую роль как в создании материально-технической базы коммунизма, так и в формировании нового человека. Развитое социалистическое общество открывает широчайшие возможности для новых достижений науки во имя интересов трудящихся.

Возникновение «великой» науки в основном связано с изменением характера ее связи с техникой и производством. Вплоть до конца 19 в. наука играла вспомогательную роль по отношению к производству. Тогда развитие науки начинает опережать развитие техники и производства, формируется единая система «наука — технология — производство», в которой наука играет ведущую роль. В эпоху научно-технической революции наука постоянно трансформирует структуру и содержание материальной деятельности. Процесс производства всё более «… выступает не как подчинённый непосредственному мастерству рабочего, а как технологическое применение науки».

Роль науки в эпоху научно-технической революции настолько возросла, что потребовался новый масштаб ее внутренней дифференциации. И речь уже не шла только о теоретиках и экспериментаторах. Стало очевидно, что в «большой» науке одни ученые более склоняются к эвристической поисковой деятельности — выдвижению новых идей, другие к аналитической и эксплуатационной — обоснованию имеющихся, третьи — к их проверки, четвертые — к приложению добытого научного знания.

6 стр., 2720 слов

Информационные технологии в профессиональной деятельности» : ...

... венцом компьютерных инструментов ручного этапа развития компьютерной техники. Механический этап развития вычислительной техники Развитие механики в 17 в. стало предпосылкой создания вычислительных устройств ... Непером логарифмы оказали революционизирующее влияние на все последующее развитие счета, чему в значительной степени способствовало появление целого ряда логарифмических таблиц вычисленных ...

Наряду с естественными и техническими науками, социальные науки приобретают все большее значение в современном обществе, устанавливая определенные ориентиры для его развития и изучая человека во всем разнообразии его проявлений. На этой основе происходит всё большее сближение естественных, технических и общественных наук.

В условиях современной науки первостепенное значение приобретают проблемы организации и управления развитием науки. Концентрация и централизация науки вызвала к жизни появление общенациональных и международных научных организаций и центров, систематическую реализацию крупных международных проектов. В системе государственного управления сформировались специальные органы руководства наукой. На их базе складывается механизм научной политики, активно и целенаправленно воздействующий на развитие науки. Первоначально организация науки была почти исключительно привязана к системе университетов и др. высших учебных заведений и строилась по отраслевому признаку. В 20 в. широко развиваются специализированные исследовательские учреждения. Обнаружившаяся тенденция к снижению удельной эффективности затрат на научную деятельность, особенно в области фундаментальных исследований, породила стремление к новым формам организации науки. Получает развитие такая форма организации науки, как научные центры отраслевого (например, Пущинский центр биологических исследований АН СССР в Московской области) и комплексного характера (например, Новосибирский научный центр).

Возникают исследовательские подразделения, построенные по проблемному принципу. Для решения конкретных научных проблем, часто имеющих междисциплинарный характер, создаются специальные творческие коллективы, состоящие из проблемных групп и объединяемые в проекты и программы (например, программа освоения космоса).

Централизация в системе руководства наукой всё чаще сочетается с децентрализацией, автономией в проведении исследований. Широкое распространение получают неформальные проблемные объединения учёных — так называемые невидимые коллективы. Наряду с ними в рамках «большой» науки продолжают существовать и развиваться такие неформальные образования, как научные направления и научные школы, возникшие в условиях «малой» науки. В свою очередь, научные методы всё более применяются как одно из средств организации и управления в др. областях деятельности. Массовый характер приобрела научная организация труда (НОТ), которая становится одним из главных рычагов повышения эффективности общественного производства. Внедряются автоматические системы управления производством (АСУ), создаваемые с помощью ЭВМ и кибернетики. Объектом научного управления всё в большей мере становится человеческий фактор, прежде всего в человеко-машинных системах. Результаты научных исследований используются для совершенствования принципов управления коллективами, предприятиями, государством, обществом в целом. Как и всякое социальное применение науки, такое использование служит противоположным целям при капитализме и социализме.

37 стр., 18126 слов

Деятельность социальной защиты населения диплом

... СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ 1.1 Содержание понятия «социальное обслуживание населения» Социальные услуги являются частью системы социальной защиты населения. В литературе нет однозначного подхода к понятию «социальное обслуживание». Так И.М. Невлева определяет «социальное обслуживание» как социальную деятельность, ...

Важное значение для науки имеют национальные особенности её развития, выражающиеся в распределении наличного состава учёных по различным странам, национальных и культурных традициях разработки отдельных отраслей науки в рамках научных школ и направлений, в соотношении между фундаментальными и прикладными исследованиями в масштабе страны, в государственной политике по отношению к развитию науки (например, в размерах и направленности ассигнований на науку).

Однако результаты науки — научные знания являются интернациональными по своему существу.

Воспроизводство науки как социального института тесно связано с системой образования, подготовки научных кадров. В условиях современной научно-технической революции ощущается определённый разрыв между исторически сложившейся традицией обучения в средней и высшей школе и потребностями общества (в том числе и науки).

С целью ликвидации этого разрыва в систему образования интенсивно внедряются новые методы обучения, использующие новейшие достижения науки — психологии, педагогики, кибернетики. Обучение в высшей школе обнаруживает тенденцию приближения к исследовательской практике науки и производства. В сфере образования познавательная функция науки тесно связана с задачей воспитания учащихся как полноценных членов общества, формирования у них определённой ценностной ориентации и нравственных качеств. Практика социальной жизни и марксистско-ленинская теория убедительно доказали, что идеал Просвещения, согласно которому всеобщее распространение научных знаний автоматически приведёт к воспитанию высоконравственных личностей и справедливой организации общества, является утопическим и ошибочным. Этого можно достигнуть только путём коренного изменения общественного строя, замены капитализма социализмом.

Для науки как системы знаний высшей ценностью является истина, которая сама по себе нейтральна в морально-этическом плане. Нравственные оценки могут относиться либо к деятельности по получению знания (профессиональная этика учёного требует от него интеллектуальной честности и мужества в процессе ни перед чем не останавливающихся поисков истины), либо к деятельности по применению результатов науки, где проблема соотношения науки и нравственности встаёт с особой остротой, конкретно выступая в виде проблемы моральной ответственности учёных за социальные последствия, вызванные применением их открытий. Варварское использование науки милитаристами (опыты гитлеровцев на людях, Хиросима и Нагасаки) вызвало ряд активных социальных действий прогрессивных учёных, направленных на предотвращение антигуманистического применения науки.

Изучение различных сторон науки ведётся целым рядом её специализированных отраслей, куда входят история науки, логика науки, социология науки, психология научного творчества и т.п. С середины 20 в. интенсивно развивается новый, комплексный подход к изучению науки, стремящийся к синтетическому познанию всех её многочисленных аспектов — науковедение.

4. Социальные функции науки

Предпосылкой социальной науки является признание того факта, что общество есть особое образование, отличное от природы. Следовательно, общественная жизнь подчиняется собственным закономерностям, отличающимся от закономерностей природы. Общество — это совместное бытие людей.

21 стр., 10389 слов

Научная деятельность и ее структура

... ту или иную философскую проблему, превращать ее в гипотезу и научное знание о ней. В процессе работы над рефератом аспирант (соискатель) приобретает умение применять ... оформлению рефератов Тематика рефератов Краткое содержание дисциплины 1. Общие проблемы истории и философии науки 2. История и философия естественных и технических наук 3. История и философия социально-гуманитарных наук ...

Социальную науку следует отличать от конкретных наук об обществе. Длительное время в нашей стране функции социальной науки и социологии, а также философии истории выполнял так называемый «исторический материализм».[10]

Проблема, связанная с классификаций функций науки, до сих пор остается спорной отчасти потому, что наука развивалась, возлагая на себя новые и новые функции, отчасти в силу того, что, выступая в роли социокультурного феномена, она начинает больше заботиться не об объективной и безличностной закономерности, а о коэволюционном вписывании в мир всех достижений научно-технического прогресса. В качестве особой и приоритетной проблемы выделяют вопрос о социальных функциях науки.

Социальные функции науки не есть нечто раз и навсегда заданное. Напротив, они исторически изменяются и развиваются, как и сама наука; более того, развитие социальных функций представляет собой важную сторону развития самой науки.

Современная наука во многих отношениях существенно, кардинально отличается от той науки, которая существовала столетие или даже полстолетия назад. Изменился весь ее облик и характер ее взаимосвязей с обществом.

Говоря о современной науке в ее взаимодействии с различными сферами жизни человека и общества, можно выделить три группы выполняемых ею социальных функций. Это, во-первых, функции культурно-мировоззренческие, во-вторых, функции науки как непосредственной производственной силы и, в-третьих, ее функции как социальной силы, связанные с тем, что научные знания и методы ныне все шире используются при решении самых разных проблем, возникающих в ходе общественного развития.

Порядок, в котором перечислены эти группы функций, в сущности отражает исторический процесс формирования и расширения социальных функций науки, то есть возникновения и упрочения все новых каналов ее взаимодействия с обществом.

4.1 Функции науки как непосредственной производительной и социальной силы

Что касается функций науки как непосредственной производительной силы, то нам сегодня эти функции, пожалуй, представляются не только наиболее очевидными, но и первейшими, изначальными. И это понятно, если учитывать беспрецедентные масштабы и темпы современного научно-технического прогресса, результаты которого ощутимо проявляются во всех отраслях жизни и во всех сферах деятельности человека. Однако при историческом рассмотрении картина предстает в ином свете. Процесс превращения науки в непосредственную производительную силу впервые был зафиксирован и проанализирован К. Марксом в середине прошлого столетия, когда синтез науки, техники и производства был не столько реальностью, сколько перспективой.

В период становления науки как социального института вызревали материальные предпосылки для осуществления такого синтеза, создавался необходимый для этого интеллектуальный Климат, вырабатывался соответствующий строй мышления. Конечно, научное знание и тогда не было изолировано от быстро развивавшейся техники, но связь между ними носила односторонний характер. Некоторые проблемы, возникавшие в ходе развития техники, становились предметом научного исследования и даже давали начало новым научным дисциплинам. Так было, например, с гидравликой, с термодинамикой. Сама же наука мало что давала практической деятельности — промышленности, сельскому хозяйству, медицине. И дело было не только в недостаточном уровне развития науки, но прежде всего в том, что сама практика, как правило, не умела, да и не испытывала потребности опираться на завоевания науки или хотя бы просто систематически учитывать их. Вплоть до середины 19 века случаи, когда результаты науки находили практическое применение, были эпизодическими и не вели к всеобщему осознанию и рациональному использованию тех богатейших возможностей, которые сулило практическое использование результатов научных исследований.

30 стр., 14937 слов

Этика научного исследования

... частные методы познания, например, лингвистических явлений; 3) методология научных исследований конкретной науки, в содержание которой включаются философские, общенаучные, частные и ... компетентных судей). Комплексы общих и специальных научных, психолого-педагогических методов исследования. Методический эксперимент - это совместная деятельность испытуемых и экспериментатора, организованная для ...

Со временем, однако, становилось очевидным, что сугубо эмпирическая основа слишком узка и ограниченна для того, чтобы обеспечить непрерывное развитие производительных сил, прогресс техники. И промышленники, и ученые начинали видеть в науке мощный катализатор процесса непрерывного совершенствования средств производственной деятельности. Осознание этого резко изменило отношение к науке и явилось существенной предпосылкой для ее решающего поворота в сторону практики, материального производства. И здесь, как и в культурно-мировоззренческой сфере, наука недолго ограничивалась подчиненной ролью и довольно быстро выявила свой потенциал революционизирующей силы, в корне меняющей облик и характер производства.

Важной стороной превращения науки в непосредственную производительную силу является создание и упрочение постоянных каналов для практического использования научных знаний, появление таких отраслей деятельности, как прикладные исследования и разработки, создание сетей научно-технической информации и др. Причем вслед за промышленностью такие каналы возникают и в других отраслях материального производства и даже за его пределами. Все это влечет за собой значительные последствия и для науки, и для практики.

Если говорить о науке, то она прежде всего получает новый мощный импульс для своего развития, поскольку «применение науки к непосредственному производству само становится для нее одним из определяющих и побуждающих моментов». Со своей стороны, практика все более явно ориентируется на устойчивую и непрерывно расширяющуюся связь с наукой. Для современного производства, да и не только для него, все более широкое применение научного знания выступает как обязательное условие самого существования и воспроизводства многих видов деятельности, возникших в свое время вне всякой связи с наукой, не говоря уже о тех, которые ею порождены.

Сегодня, в условиях научно-технической революции, у науки все более отчетливо обнаруживается еще одна группа функций — она начинает выступать и в качестве социальной силы, непосредственно включаясь в процессы социального развития. Наиболее ярко это проявляется в тех довольно многочисленных в наши дни ситуациях, когда данные и методы науки используются для разработки масштабных планов и программ социального и экономического развития. При составлении каждой такой программы, определяющей, как правило, цели деятельности многих предприятий, учреждений и организаций, принципиально необходимо непосредственное участие ученых как носителей специальных знаний и методов из разных областей. Существенно также, что ввиду комплексного характера подобных планов и программ их разработка и осуществление предполагают взаимодействие общественных, естественных и технических наук.

Любопытный пример, подтверждающий, что наука всегда пыталась преподать себя как дополнительная социальная сила, связан с первой демонстрацией такого чисто «созерцательного» инструмента, как телескоп, который Галилей, представляя сенаторам Венецианской республики, пропагандировал как средство, позволяющее различать вражеские корабли «двумя или более часами» раньше.

Очень важны функции науки как социальной силы в решении глобальных проблем современности. В качестве примера здесь можно назвать экологическую проблематику. Как известно, бурный научно-технический прогресс составляет одну из главных причин таких опасных для общества и человека явлений, как истощение природных ресурсов планеты, растущее загрязнение воздуха, воды, почвы. Следовательно, наука — один из факторов тех радикальных и далеко не безобидных изменений, которые происходят сегодня в среде обитания человека. Этого не скрывают и сами ученые. Напротив, именно они были в числе тех, кто стал первым подавать сигналы тревоги, именно они первыми увидели симптомы надвигающегося кризиса и привлекли к этой теме внимание общественности, политических и государственных деятелей, хозяйственных руководителей. Научным данным отводится ведущая роль и в определении масштабов и параметров экологических опасностей.

Наука в данном случае отнюдь не ограничивается созданием средств для решения поставленных перед ней извне целей. И объяснение причин возникновения экологической опасности, и поиск путей ее предотвращения, первые формулировки экологической проблемы и ее последующие уточнения, выдвижение целей перед обществом и создание средств для их достижения — все это в данном случае тесно связано с наукой, выступающей в функции социальной силы. В этом качестве наука оказывает комплексное воздействие на общественную жизнь, особенно интенсивно затрагивая технико-экономическое развитие, социальное управление и те социальные институты, которые участвуют в формировании мировоззрения.

Возрастающая роль науки в общественной жизни породила ее особый статус в современной культуре и новые черты ее взаимодействия с различными слоями общественного сознания. В этой связи остро ставится проблема особенностей научного познания и его соотношения с другими формами познавательной деятельности (искусством, обыденным сознанием и т. д.).

Эта проблема, будучи философской по своему характеру, в то же время имеет большую практическую значимость. Осмысление специфики науки является необходимой предпосылкой внедрения научных методов в управление культурными процессами. Оно необходимо и для построения теории управления самой наукой в условиях развития НТР, поскольку выяснение закономерностей научного познания требует анализа его социальной обусловленности и его взаимодействия с различными феноменами духовной и материальной культуры.

4.2 Культурные и мировоззренческие функции науки

Культура как целостное явление предполагает наличие определенных процедур. В них запечатлеваются образцы поведения, признающиеся данным объединением людей в качестве положительных. Однако ни в науке, ни в культуре в целом культу, конечно, не принадлежит такой значительной роли, какую он играет в религии.[7]

Необходимо прежде всего сравнивать две доктрины, т.е. философию и теологию. Можно выделить несколько вариантов решения вопроса о теологии и философии.

Первый вариант, Второй вариант, Третий вариант, Четвертый вариант

В период становления науки как особого социального института (а это период кризиса феодализма, зарождения буржуазных общественных отношений и формирования капитализма, то есть эпоха Возрождения и новое время) ее влияние обнаруживалось прежде всего в сфере мировоззрения, где в течение всего этого времени шла острая и упорная борьба между теологией и наукой.

В эпоху средневековья теология постепенно завоевала положение верховной инстанции, призванной обсуждать и решать коренные мировоззренческие проблемы, такие, как вопрос о строении мироздания и месте человека в нем, о смысле и высших ценностях жизни и т. п. В сфере же зарождавшейся науки оставались проблемы более частного и «земного» порядка.

Коперниковским переворотом, начавшимся четыре с половиной столетия назад, наука впервые оспорила у теологии ее право монопольно определять формирование мировоззрения. Именно это стало первым актом в процессе проникновения научного знания и научного мышления в структуру деятельности человека и общества; именно здесь обнаружились первые реальные признаки выхода науки в мировоззренческую проблематику, в мир размышлений и устремлений человека. Ведь для того чтобы принять гелиоцентрическую систему Коперника, необходимо было не только отказаться от некоторых догматов, утверждавшихся теологией, но и согласиться с представлениями, которые резко противоречили обыденному мировосприятию.

Должно было пройти немало времени, вобравшего в себя такие драматические эпизоды, как сожжение Дж. Бруно, отречение Г. Галилея, идейные конфликты в связи с учением Ч. Дарвина о происхождении видов, прежде чем наука смогла стать решающей инстанцией в вопросах первостепенной мировоззренческой значимости, касающихся структуры материи и строения Вселенной, возникновения и сущности жизни, происхождения человека и т. д. Еще больше времени потребовалось для того, чтобы предлагаемые наукой ответы на эти и другие вопросы стали элементами общего образования. Без этого научные представления не могли превратиться в составную часть культуры общества. Одновременно с этим процессом возникновения и укрепления культурно-мировоззренческих функций науки занятия наукой постепенно становились в глазах общества самостоятельной и вполне достойной, респектабельной сферой человеческой деятельности. Иначе говоря, происходило формирование науки как социального института в структуре общества.

5. Социальная ответственность ученого

Рассмотрев социальную сущность научного знания, мне бы хотелось обратиться к выяснению такого острого в настоящее время вопроса — вопрос о социальной ответственности ученых.

При всей своей современности и актуальности проблема социальной ответственности ученого имеет глубокие исторические корни. На протяжении веков, со времени зарождения научного познания, вера в силу разума сопровождалась сомнением: как будут использованы его творения? Является ли знание силой, служащей человеку, и не обернется ли оно против него? Широко известны слова библейского проповедника Экклезиаста: «…во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь»[5].

Вопросом о соотношении истины и добра задавалась и античная философия. Уже Сократ исследовал связь между знанием и добродетелью, и с тех пор этот вопрос стал одним из вечных вопросов философии, предстающим в самых разных обличьях. Сократ учил, что по природе своей человек стремится к лучшему, а если творит зло, то лишь по неведению, тогда, когда не знает, в чем состоит истинная добродетель. Тем самым познание оказывалось, с одной стороны, необходимым условием благой, доброй жизни, а с другой — одной из главных ее составных частей. Вплоть до нашего времени такая высокая оценка познания, впервые обоснованная Сократом, оставалась и остается в числе основоположений, на которые опирается европейская культура. Сколь бы ни были влиятельны в разные времена истории силы невежества и суеверия, восходящая к Сократу традиция, утверждавшая достоинство и суеверность разума и этически оправдывавшая познание, была продолжена.

Это не значит, впрочем, что сократовское решение вопроса не подвергалось сомнению. Так, уже в 18 веке, Ж.Ж. Руссо выступает с утверждением о том, что развитие науки ни в коей мере не способствует нравственному прогрессу человечества. С особым трагизмом тема соотношения истины и добра прозвучала у А.С. Пушкина, заставившего нас размышлять о том, совместимы ли гений и злодейство…

Таковы лишь некоторые крупицы исторического опыта человеческой мысли, который так необходим сегодня, когда столь остро встали проблемы неоднозначности, а порой и опасности социальных последствий научно технического прогресса.

Среди областей научного знания, в которых особенно остро и напряженно обсуждаются вопросы социальной ответственности ученого и нравственно-этической оценки его деятельности, особое место занимают генная инженерия, биотехнология, биомедицинские и генетические исследования человека; все они довольно близко соприкасаются между собой. Именно развитие генной инженерии привело к уникальному в истории науки событию, когда в 1975 году ведущие ученые мира добровольно заключили мораторий, временно приостановив ряд исследований, потенциально опасных не только для человека, но и для других форм жизни на нашей планете.

Мораторию предшествовал резкий рывок в исследованиях по молекулярной генетике. Перед учеными открылись перспективы направленного воздействия на наследственность организмов, вплоть до инженерного конструирования организмов с заранее заданными свойствами. Начались обсуждение и даже поиски возможностей практического осуществления таких процессов и процедур, как получение в неограниченных количествах ранее труднодоступных медикаментов (включая инсулин, человеческий гормон роста, многие антибиотики и пр.); придание сельскохозяйственным растениям свойств устойчивости к болезням, паразитам, морозам и засухам, а также способности усваивать азот прямо из воздуха, что позволило бы отказаться от производства и применения дорогостоящих азотных удобрений; избавление людей от некоторых тяжелых наследственных болезней путем замены патологических генов нормальными (генная терапия).

Наряду с этим началось бурное развитие биотехнологии на основе применения методов генной инженерии в пищевой и химической промышленности, а также для ликвидации и предотвращения некоторых видов загрязнения окружающей среды. В невиданно короткие сроки, буквально за несколько лет, генная инженерия прошла путь от фундаментальных исследований до промышленного и вообще практического применения их результатов.

Однако другой стороной этого прорыва в области генетики явились таящиеся в нем потенциальные угрозы для человека и человечества. Даже простая небрежность экспериментатора или некомпетентность персонала лаборатории в мерах безопасности могут привести к непоправимым последствиям. Еще больший вред методы генной инженерии могут принести при использовании их всякого рода злоумышленниками или в военных целях. Опасность обусловлена прежде всего тем, что организмы, с которыми чаще всего проводятся эксперименты, широко распространены в естественных условиях и могут обмениваться генетической информацией со своими «дикими» сородичами. В результате подобных экспериментов возможно создание организмов с совершенно новыми наследственными свойствами, ранее не встречающимися на Земле и эволюционно не обусловленными.

Такого рода опасения и заставили ученых пойти на столь беспрецедентный шаг, как установление добровольного моратория. Позднее, после того как были разработаны чрезвычайно строгие меры безопасности при проведении экспериментов (в их числе — биологическая защита, то есть конструирование ослабленных микроорганизмов, способных жить только в искусственных условиях лаборатории) и получены достаточно достоверные оценки риска, связанного с проведением экспериментов, исследования постепенно возобновлялись и расширялись. Однако некоторые, наиболее рискованные типы экспериментов до сих пор остаются под запретом.

Тем не менее дискуссии вокруг этических проблем генной инженерии отнюдь не утихли. Человек, как отмечают некоторые их участники, может сконструировать новую форму жизни, резко отличную от всего нам известного, но он не сможет вернуть ее назад в небытие…«Имеем ли мы право, — спрашивал один из творцов новой генетики, американский биолог, лауреат Нобелевской премии Э. Чаргафф, — необратимо противодействовать эволюционной мудрости миллионов лет ради того, чтобы удовлетворить амбиции и любопытство нескольких ученых? Этот мир дан нам взаймы. Мы приходим и уходим; и с течением времени мы оставляем землю, воздух и воду тем, кто приходит после нас»[5].

В этих дискуссиях обсуждаются возможности искусственного конструирования человеческих индивидов. И накал дискуссий объясняется не столько тем, в какой мере реальны эти возможности, сколько тем, что они заставляют людей во многом по-новому или более остро воспринимать такие вечные проблемы, как проблемы человека, его свободы и предназначения. Перспективы, открываемые генетикой, начинают оказывать влияние уже сегодня, заставляя задуматься, например, над тем, хотим ли мы и должны ли хотеть клонального размножения людей. И современным людям приходится более пристально всматриваться в себя, чтобы понять, чего они хотят, к чему стремятся и что считают неприемлемым.

Развитие генной инженерии и близких ей областей знания (да и не их одних) заставляет немного по-новому осмысливать и диалектическую связь свободы и ответственности в деятельности ученых. На протяжении веков многим из них не только словом, но и делом приходилось утверждать и отстаивать принцип свободы научного поиска перед лицом догматического невежества, фанатизма суеверий, просто пробуждений. Ответственность же ученого при этом выступала прежде всего как ответственность за получение и распространение проверенных, обоснованных и строгих знаний, позволяющих рассеивать мрак невежества.

Сегодня же принцип свободы научного поиска должен осмысливаться в контексте тех далеко не однозначных последствий развития науки, с которыми приходится иметь дело людям. В нынешних дискуссиях по социально-этническим проблемам науки наряду с защитой ничем не ограничиваемой свободы исследования представлена и диаметрально противоположная точка зрения, предлагающая регулировать науку точно так же, как регулируется движение на железных дорогах. Между этими крайними позициями располагается широкий диапазон мнений о возможности и желательности регулирования исследований и о том, как при этом должны сочетаться интересы самого исследователя, научного сообщества и общества в целом.

В этой области еще очень много спорного, нерешенного. Но. Как бы то ни было, идея неограниченной свободы исследования, которая была безусловно прогрессивной на протяжении многих столетий, ныне уже не может приниматься безоговорочно. Без учета социальной ответственности, с которой должна быть неразрывно связана научная деятельность. Есть ведь ответственная свобода — и есть принципиально отличная от нее свободная безответственность, чреватая — при современных и будущих возможностях науки — весьма тяжелыми последствиями для человека и человечества.

Дело в том, что бурный, беспрецедентный по своим темпам и размаху научно-технический прогресс является одной из наиболее очевидных реальностей нашего времени. Наука колоссально повышает производительность общественного труда, расширяет масштабы производства. Она добилась ни с чем не сравнимых результатов в овладении силами природы. Именно на науку опирается сложный механизм современного развития, так что страна, которая не в состоянии обеспечить достаточно высокие темпы научно-технического прогресса и использования его результатов в самых разных сферах общественной жизни, обрекает себя на состояние отсталости и зависимое, подчиненное положение в мире.

Вместе с тем наука выдвигает перед человечеством немало новых альтернатив. Еще в недавнем прошлом было принято безудержно восхвалять научно-технический прогресс как чуть ли не единственную опору общего прогресса человечества.

Сегодня многими столь же безоглядно отрицается гуманистическая сущность развития науки. Распространилось убеждение в том, что цели и устремления науки и общества в наши дни разделены и пришли в неустранимые противоречия, что этические нормы современной науки едва ли не противоположны общечеловеческим социально-этическим и гуманистическим нормам и принципам, а научный поиск давно вышел из-под морального контроля и сократовских постулатов «знание и добродетель неразрывны» уже списан в архив.

Научно-технический прогресс не только обостряет многие из существующих противоречий существующего общественного развития, но и порождает новые. Более того, его негативные проявления могут привести к катастрофическим последствиям для судеб всего человечества. Однако научно-технический прогресс, как таковой, подобно любому историческому развитию, необратим. Но не следует думать, что людям остается безропотно подчиняться развитию науки и техники, по возможности приспосабливаясь к его негативным последствиям. Конкретные направления научно-технического прогресса, научно-технические проекты и решения, затрагивающие интересы и ныне живущих, и будущих поколений, — вот что требует широкого, гласного, демократического и вместе с тем компетентного обсуждения, вот что люди могут принимать либо отвергать своим волеизъявлением.

Этим и определяется сегодня социальная ответственность ученого. Опыт истории убедил нас, что знание — это сила, что наука открывает человеку источники невиданного могущества и власти над природой. Последствия научно-технического прогресса бывают очень серьезными и далеко не всегда благоприятными для людей. Поэтому, действуя с сознанием своей социальной ответственности, ученый должен стремиться к тому, чтобы предвидеть возможные нежелательные эффекты, которые потенциально заложены в результатах его исследований. Ведь он благодаря своим профессиональным знаниям подготовлен к такому предвидению лучше и в состоянии сделать это раньше, чем кто-либо другой. Наряду с этим социально ответственная позиция ученого предполагает, что он максимально широко и в доступных формах оповещал общественность о возможных нежелательных эффектах, о том как их можно избежать, ликвидировать или минимизировать. Только те научно-технические решения, которые приняты на основе достаточно полной информации, можно считать в наше время социально и морально оправданными. Все это показывает сколь велика роль ученых в современном мире. Ибо именно они обладают теми знаниями и квалификацией, которые необходимы ныне не только для ускорения научно-технического прогресса, но и для того, чтобы направить этот прогресс на благо человека и общества.

Заключение

теории постиндустриального общества,

Попытка рассмотрения такого сложного социального образования, каким является наука, неизбежно связан с тем, что остаются в тени многие его важные стороны.

Усилившаяся роль науки в обществе, возрастание ее социального престижа и увеличение надежд на то, что с ее помощью будут решены кардинальные вопросы человеческого бытия, предъявляют повышенные требования к знаниям о науке. В условиях научно-технического прогресса эти требования будут стремительно расти и дальше. В настоящее время «наука выступает как социальный организм, который включает в себя трудовую деятельность людей, направленную на получение научного знания, средства этой деятельности и непосредственный продукт — научное знание. Ядром этого организма является научная деятельность, без которых нет остальных компонентов науки»[2].

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://management.econlib.ru/kursovaya/nauka-kak-sotsialnyiy-institut-etika-nauki/

1. Добров Г.М. Наука о науке. — Киев, 1966.

2. Кочергин А.Н., Семенов Е.В., Семенова Н.Н. Наука как вид духовного производства. — Новосибирск: Наука, 1981.

3. Лейман И.И. Наука как социальный институт. — Л., 1971.

4. Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации. — М., 2001.